школа  ушу  
небесный дракон      

Главное и второстепенное в системе, особенности развития сознания через практику ушу Небесного дракона

Воинское искусство не цель, а средство.

Традиционное воинское искусство - это способ гармоничного, всестороннего бытия-в-мире. Путь освоения различных элементов накопленной поколениями воинской культуры и системного практического применения получаемых знаний к разным жизненным ситуациям. Понимание традиционного воинского искусства предполагает, что его последовательные адепты путём выполнения отработанных многими мастерами практик формируют такое динамическое (подвижное, не закостенелое) состояние сознания, которое позволяет человеку быть успешным в различных сферах деятельности, гармонично развивать свои способности, быть одновременно и мудрым, благодаря опыту многих поколений, и современным, благодаря применимости традиционной системы к меняющимся жизненным ситуациям. Средства рассматриваемого искусства носят специфический, воинский характер, будучи сформированы на основе многовековой культивации боевых знаний, умений и навыков человека, а результаты освоения выходят далеко за пределы чисто боевой сферы применения. У обладающих правильным пониманием, воинское искусство служит для трансформации грубых вибраций собственных энергий в более тонкие. С помощью этого адепт использует тренировки для развития сознания, достижения более высоких состояний сознания, подпитывания духа шень. Именно поэтому, подобные воинские искусства получили названия внутренних.

Рассмотрим теперь, благодаря каким конкретным факторам в ходе занятий традиционным воинским искусством осуществляется зачастую глубокая перестройка сознания человека в сторону усовершенствования его структуры, а, следовательно, и в сторону более глубокого развития его способностей взаимодействия с окружающим макрокосмом и собственным микрокосмом.

1. В результате освоения воинского искусства происходит существенное развитие способностей к выполнению сложнокоординационной работы, включающих в себя как гармоничную работу всех частей тела, так и умение гармонично (адекватно) взаимодействовать с партнёром и даже с противником. Выполнение такого рода работы способствует нарастающей активизации всё больших и больших участков коры больших полушарий, и, следовательно, качественному развитию головного мозга. В этом отношении абсолютно справедлив марксистский афоризм, что "труд создал человека" как разумное существо.

2. Достижение высокого уровня в освоении традиционного воинского искусства трудно представить без развития таких личностных качеств как способность к концентрации, спокойствие, терпение, уверенность и мощная эмоциональная устойчивость - даже в экстремальных ситуациях. Приобретение данных качеств влечет за собой существенное упорядочивание деятельности сознания, связанное с избавлением от хаотических элементов, каковые вызываются постоянным перепрыгиванием с одной мысли на другую, затуманиванием адекватного отражения окружающего мира посторонними эмоциями и т.п. Снятие хаоса сознания ведёт к увеличению быстроты, правильности и объективности мышления, интенсификации способности принимать решения (причём не скоропалительные), брать ответственность на себя. Одновременно, резко понижается восприимчивость к разного рода стрессам, каковые являются в настоящее время бичом обыденного человеческого сознания, крайне негативно сказываясь и на здоровьe тела, и на здоровье разума. Стрессогенные для обыденного сознания факторы, наличие которых объективно обусловлено достаточно агрессивной средой обитания человека, перестают восприниматься как эмоционально дискомфортные, вследствие чего более чётко видятся пути их устранения. Таким образом, для упорядоченного благодаря указанным факторам сознания даже стрессы начинают играть не деструктивную, но творческую, созидательную роль.

3. Занятия традиционным воинским искусством способствует формированию постоянно возобновляемого естественного волевого усилия. Под естественностью в данном случае подразумевается способность выполнять то или иное, зачастую нелёгкое, дело не путём жёсткого самопринуждения, но посредством формирования устойчивой привычки к достижению результата. Эта привычка возникает благодаря включённости в последовательный тренировочный процесс, который есть ни что иное, как отражение в конкретной практике всеобщего закона перехода количественных изменений в качественные. Привычка спокойно реализовывать результат, с одной стороны, минимализирует возможность надрыва, а с другой стороны, постепенно устраняет сомнительную необходимость постоянного обновления мотивации, выдвигая на первый план не цель, а процесс, в совершенном осуществлении которого и кроется тайна всякого серьёзного достижения. Сознание, структурированное постоянно возобновляемым естественным волевым усилием, значительно повышает свой коэффициент полезного действия.

4. Занятия традиционными воинскими искусствами, моделируя многоразличные ситуации боевого характера, требуют оригинальной, непредвзятой и адекватной реакции на них. Вследствие этого, адепт формирует свои творческие способности, учится учитывать и использовать собственные индивидуальные особенности. В противном случае, он станет предсказуемым, а это в ре6альной боевой ситуации зачастую ведёт к поражению и даже к смерти. Таким образом, сознание человека, формирующегося внутри воинской традиции, получает постоянно обновляемый творческий стимул.

5. Состояние сознания, формируемое воинскими искусствами, имеет различные взаимопереплетающиеся модусы. Наиболее существенными из них, на наш взгляд, являются: осознанность и ясность восприятия по отношению к различным процессам, происходящим в микро- и макрокосме; состояние безмыслия и спонтанно-адекватной реакции на "вызовы" окружающей среды; творческое мышление, гармонично сочетающее логику и интуицию. Невзирая на кажущееся противоречие, все эти модусы органично сочетаются в деле разрешения боевой ситуации. Их культивация способствует развитию умений предвидения, постановки себя на место другого, разотождествления с собственным сознанием. Если присовокупить к этому определенное разотождествление с собственным телом путём развития иммунитета, привыкания к боли, повышения порога болевой чувствительности, то можно заключить, что сознание, пользуясь средствами традиционных воинских искусств, способно постепенно стереть грань между субъектом и объектом, вывести человека за пределы собственного эго и привести к самоидентификации с другим человеком, социальной группой, природными стихиями и целой вселенной. Этому также способствуют различные медитативные практики, необходимым образом включенные в целостную систему, пожалуй, любого традиционного воинского искусства. Таким образом, адепт может развить до качественно более высокого уровня коммуникативные способности своего сознания. Стирание границ собственного эго естественным образом ведёт к формированию гуманистического, нравственного отношения к другим живым существам. В этом аспекте также высокую развивающую роль играют такие элементы традиции, как уважение и благодарность к мастеру и учителю, уважение к партнёрам, которые также находятся в живом теле традиции и, совершенствуя себя, помогают совершенствоваться каждому адепту.

Занятия традиционными воинскими искусствами формируют многомерное состояние сознания, качественно отличающееся от профанического, обыденного. Его свойствами являются творчество, волевая устремленность, осознанность, спокойствие, устойчивость и незамутнённость, нравственность, удовлетворённость, сострадательность, способность полного пребывания в настоящем, используя опыт прошлого и предвидя будущее. На наш взгляд, человека, соединяющего в себе указанные модусы, можно назвать духовным. В том случае, если занятия воинским искусством приводят к формированию перечисленных качеств духовности, то само искусство можно отнести к нэй цзя - внутреннему, даже если оно пользуется как методами внутренней алхимии (как, например, ци гун), так и "внешними" методами (акробатика, ударная техника и т.п.). История развития воинского искусства вообще и китайского ушу, в частности, показывает, что деление методов на "внутренние" и "внешние" крайне относительно, ибо при помощи занятий ци гун человек мог преследовать вполне материальные цели - стать самым сильным и непобедимым, а, совершенствуя искусство зачастую смертельно опасного поединка, практикующий мог преодолеть страх смерти и за счет этого познать объективную ценность жизни, научиться полностью пребывать в каждом ее моменте. Впрочем, следует отметить, что издревле достижение духовных целей средствами воинского искусства имело достаточно элитарный характер. Подавляющее большинство практиковавших китайское ушу делали это из вполне материальных мотиваций: научиться хорошо драться, быть здоровыми физически и, благодаря этому, иметь работу телохранителя, охранника, наемника. Эта мотивация преобладала, несмотря на то, что использование различных методов ушу для совершенствования физического тела, энергий ци и цзин и духа шэнь имеет давнюю историю. В частности, в древнейших источниках (4-3 вв. до н.э.), найденных во время раскопок в Чанша-Мавангдуй, имеются схемы и рисунки, изображающие комплекс гимнастики до-инь (дао-инь) и снабженные комментариями, повествующие о том, что упражнения имели и общеукрепляющий, и оздоравливающий аспекты, а также были связаны с даосскими практиками внутренней алхимии (ней дань). Позднее указанный комплекс использовался для создания различных методов работы с телом, сознанием и энергией.

Охарактеризованная воинская духовность имеет весьма древние корни, но, наряду с этим, крайне актуальна и необходима в современном мире. Это обусловлено тем, что ныне существующая система общественных взаимосвязей занимает чрезвычайно агрессивную позицию по отношению к творческой личности. Творчеству нового содержания она предпочитает производство новой формы, очередной иллюзии, связанной с ненасытной потребностью эго в "хлебе и зрелищах" Под совершенством понимается эффективность выполнения продуктом (за какового считается и человек!) надлежащих функций и степень оптимальности ресурсных затрат. Очевидно, что одной из существеннейших проблем современности является развитие тенденции забвения традиционных культурных возможностей гармоничного единения природы и цивилизации, социального прошлого, настоящего и будущего, индивида и общества. В этом отношении категориально, без тени пафоса можно определить как "культурный герой" онтологический статус человека, сохраняющего и совершенствующего собой ту или иную живую, созидательную традицию, в том числе и традиционное воинское искусство. Независимо от своего желания, такой человек ныне противостоит "не помнящей родства" масс-культуре, живущей согласно пословицам "своя рубашка ближе к телу" и "после нас - хоть потоп". Не случайно полумифические основатели мощнейших духовно-культурных течений в качестве одного (и, зачастую, главного своего совершенства) имели владение системой воинских навыков, полученных традиционным образом - от компетентных учителей - людей и богов. К таковым относятся Гильгамеш для древнего Шумера, Хуан-ди для Древнего Китая, Тесей, Геракл для Древней Эллады, Феридун для иранцев, Кришна для индо-ариев, Вайнямейнен для многих финно-угорских народов и т.п. Древние посредством мифологического языка достаточно чётко обозначили творческие во всеобщем смысле потенции традиционного боевого искусства и связали их с формированием особого, непрофанного типа сознания у адепта воинской традиции.

                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                           

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru